Субота, 01 липня 2017 09:51

Как в Харькове готовят лучших юных математиков мира: Украина регулярно оказывается в лидерах школьных олимпиад

Алина и Оля с тренерами - Анастасией Лисакевич и Сергеем Лифицем Алина и Оля с тренерами - Анастасией Лисакевич и Сергеем Лифицем

В высоких стенах Харьковского национального университета имени В.Н.Каразина передо мной сидят две девушки, нежные и искренние. Заметно стесняются непривычного внимания со стороны прессы. Кажется невероятным, что они жонглируют математическими формулами не хуже, чем ученые.

Украинские школьницы победили на Европейской олимпиаде по математике для девушек (EGMO)! В апреле эта новость стала сенсацией. Ольга Шевченко набрала максимальный балл. Алина Гарбузова показала пятый абсолютный результат. Обе девочки взяли "золото". Еще две школьницы из Киева получили серебряные медали. В командном зачете Украина заняла первое место среди европейских стран. Уступили только команде США, выступавшей вне конкурса.

Цензор.НЕТ решил наведаться к талантливым девочкам в Харьков. Мы хотим у них узнать о стимулах к учебе, а у их родителей и преподавателя – о методах воспитания будущих ученых. И главный вопрос: каковы перспективы юных дарований в Украине?

Мы общаемся с Олей (тогда еще ученицей 11 класса харьковской гимназии №45) и Алиной (десятиклассницей Харьковского физико-математического лицея №27), а также мамой Оли, Натальей Петровной Курносовой. Их я едва застала между поездками на очередные тренировочные сборы.

Учитель девушек, Заслуженный учитель Украины Сергей Лифиц, рассказал о своем видении реформы школьного образования. Его ученики уже 16 раз становились победителями международных математических олимпиад. Он говорит: победа девочек для украинской математической сборной - дело привычное. А Харьков регулярно обеспечивает Украине медали на каждом международном математическом соревновании. Однако в случае бездумных реформ ситуация может измениться, утверждает Сергей Александрович. 

О ДЕВОЧКАХ В МАТЕМАТИКЕ

Алина: В нашей команде было четыре девочки – мы с Олей и две девочки из Украинского физико-математического лицея при Киевском национальном университете им. Т.Шевченко. Всего было 168 участниц из 44 стран. Как правило, международные олимпиады проходят в два тура, по 4,5 часа каждый. В каждом туре школьники решают по три задачи. В конце олимпиады подводится командный зачет – просто складываются баллы всех участников. Украина в этом году уже в третий раз стала первой среди европейских команд. В 2019 году такая олимпиада пройдет в Киеве.

Оля: Я уже ездила в прошлом году на EGMO. Тогда получила бронзовую медаль. Поэтому у меня больше впечатлений не от олимпиады, а от страны, где проходил конкурс - Швейцарии. Конечно, олимпиада – это важно. Но в свободное время у нас была насыщенная программа. Мы гуляли и общались с девочками из других команд.

Сергей Александрович: Самой серьезной среди школьных олимпиад по математике является Международная олимпиада (IMO). Ежегодно в ней участвуют школьники более чем из ста стран, в каждой команде по 6 человек. Обычно из этих 600 человек девочки составляют не больше 10%. А вот среди профессиональных математиков женщин довольно много. И они добиваются весьма высоких результатов. Марина Вязовская – один из последних примеров. Недавно она получила очень почетную награду – премию Института Клея.

Так получилось, что из 16 моих учеников – победителей IMO – девочки составляют половину. Но это, скорее, исключение. Обычно девочкам нелегко попасть в состав национальной команды. Поэтому, для того, чтобы девушки из различных стран смогли поучаствовать в крупных международных соревнованиях, шесть лет назад организовали отдельную международную олимпиаду для девочек – EGMO.

Украинская команда на EGMO. Слева направо: Алина Гарбузова, Алина Ян и Юлия Здановская (обе – Украинский физико-математический лицей в Киеве), Ольга Шевченко.

НАЧАЛО: МАЛЫЙ КАРАЗИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Оля: Математикой я интересовалась с детства. И родители со мной занимались. Потом пошла на кружок, а затем – в Малый каразинский университет. Именно здесь у меня начались серьезные занятия. Чтобы попасть в группу по подготовке к олимпиадам, нужно пройти отбор на специальной олимпиаде "Научные старты". В ней участвуют около 700 детей – в основном, из Харькова, но бывает, что из области, и даже из Киева приезжают.

Сергей Александрович: Благодаря этой олимпиаде мы обнаруживаем талантливых детей. Затем они записываются в кружки. Сейчас этой олимпиаде даже реклама не нужна. У нас в Харькове много математических кружков для маленьких детей. В основном, эти кружки не при школах, действуют они на платной основе, но плата умеренная. А вот для детей начиная с 5 класса, кружков мало. В Украине аналогов Малого каразинского университета просто нет. Высокие показатели харьковских школьников на разных олимпиадах связаны именно с наличием таких кружков. Оля ходит на два математических кружка, а Алина – даже на три (один из них работает в Харьковском физико-математическом лицее №27).

В субботу в Харьковском национальном университете им. Каразина почти нет студентов, но много школьников. С 2001 года здесь функционирует Малый каразинский университет, созданный при Центре довузовского образования. Сейчас здесь более тысячи детей изучают математику, информатику, физику, биологию, английский язык и другие предметы. Именно в Малом университете готовят участников предметных олимпиад, в том числе по математике. Талантливых детей зачастую сами преподаватели и ищут. Математикой дети здесь могут заниматься с пяти лет. Оля и Алина занимаются в кружках Малого университета с пятого класса.

О ХАРЬКОВЕ КАК ЦЕНТРЕ ПОДГОТОВКИ

Сергей Александрович: Если говорить об олимпиадной математике, в Украине сейчас доминируют два города – Харьков и Киев. В этом году на Всеукраинской математической олимпиаде было присуждено 14 первых мест. Из них 9 получила Харьковская область. Остальные 5 – в том или ином виде Киев. В составе сборной Украины, которая в июле поедет на Международную математическую олимпиаду в Бразилию, четверо харьковчан и двое киевлян. И это не потому, что у нас все чудесно, а потому что в других городах заниматься подготовкой школьников к олимпиадам практически некому. Олимпиадный кружок высокого уровня может вести только бывший олимпиадник. А они массово уезжают за границу сразу после окончания школы. Харьков держится за счет того, что многие наши сильные школьники поступают в Харьковский национальный университет им. В.Н. Каразина и какое-то время ведут здесь кружки. А, например, из Львова сильные олимпиадники уезжают сразу – либо в Киев, либо за границу. В других городах ситуация похожая.

Школьный учитель в большинстве случаев не может вести кружок по подготовке детей к олимпиадам высокого уровня. Это попросту другая профессия. У нас олимпиадные кружки ведет Анастасия Лысакевич, моя бывшая ученица, серебряный призер международной олимпиады 2009 года. Она как раз и является исключением. После окончания университета Анастасия пришла преподавать математику в Харьковский физико-математический лицей №27. Это редчайший случай, когда победитель международной олимпиады выбрал профессию школьного учителя. В 24 года она уже учитель-методист, кавалер ордена Княгини Ольги III степени.

В последние годы готовить олимпиадников стало гораздо труднее. Дело в том, что резко упал уровень школьной подготовки. Образование, получаемое нынешними детьми в школе, не позволяет им воспринимать материал, который изучается на серьезных математических кружках. В результате дети перестают ходить на кружки. Почти все победители международных олимпиад из нашего города учатся в Харьковском физико-математическом лицее №27. Оля учится в Академической гимназии №45. На всеукраинские олимпиады из Харькова в последние годы ездят дети только из этих двух школ.

МАТЕМАТИКА КАК СТИЛЬ ЖИЗНИ

Алина: Кроме математики также хожу на современные танцы, бассейн. Люблю танцевать под музыку – просто ради удовольствия. Хотя, конечно, математика занимает много времени.

Оля: Математика затягивает, мозг постоянно работает. Когда задача не решается, часто у меня идея остается в голове. Могу вечером лечь спать, а с утра проснуться уже с новой мыслью. Я общаюсь как с детьми, которые изучают математику на обычном уровне, так и на углубленном, олимпиадном. Разница чувствуется. Те, кто не занимается математикой, думают по-другому.

У меня родители более-менее связаны с математикой. Мама по образованию инженер, папа – физик-теоретик. Занятия в Малом каразинском университете проходят в субботу-воскресенье, обычно две пары. Я уже не представляю, как может быть по-другому. Кроме математики еще занимаюсь музыкой, играю на гитаре. И немножко спортом – фитнес и бассейн. На олимпиадных сборах приходится много сидеть, поэтому нужно поддерживать физическую форму.

Наталья Петровна: Математика с ней везде. Оля, когда режет бутерброды, укладывает сыр кусочками и говорит: у меня задача покрыть всю площадь бутерброда. Когда Оля была маленькой, она рассуждала по-особому, иначе выстраивала логические цепочки. Я мастер по керамике, у меня мышление творческое. А у Оли не такое. У нас есть друг семьи Всеволод Гулин, он в начальной школе занимался в математическом кружке "Эврика". Они, когда с Олей общались, то мыслили очень похоже. Хотя Оле тогда было 3 года, а ему было около 9. Но они отлично друг друга понимали.

Наталья Петровна уверена: детей нужно приучать к самоорганизации. Источник: https://censor.net.ua/r443731

Сергей Александрович: Фильмы о математиках – те же "Игры разума", на самом деле очень далеки от реальности. Математика – образ жизни, состояние души. У математика голова всегда занята какой-то задачей. Моя жена – известный математик (Мария Щербина, единственная в Украине женщина член-корреспондент Национальной Академии наук по математике, – ред.), еще в молодые годы решила весьма сложную проблему. Главная идея пришла ей в голову в тот момент, когда она мыла посуду.

Для того, чтобы появились результаты, детям должно быть интересно, они должны получать удовольствие от решения задач. Если занятия выпадают на праздничный день, например, 8 марта, дети возмущаются, что кружок пропадает. И мы все равно находим возможность заниматься, даже если университет закрыт. У меня к концу года уже не хватает энтузиазма, но дети заставляют. Помню случай, когда заболел учитель физкультуры, и урок заменили математикой. В обычной школе ученики кричали бы "Фу!", а у нас пятиклашки кричат "Ура!"

У меня спрашивают, как это так, что дети по субботам и воскресеньям занимаются математикой. Я отвечаю: они не только по выходным, но еще и летом занимаются. Мы каждый год ездим в летнюю математическую школу под Харьковом. Сосновый лес на берегу водохранилища. В лагере дети отдыхают, купаются, играют в бадминтон, вечером смотрят интересные фильмы. Маленьким детям вслух читают. И при этом дети по многу часов решают задачи, слушают математические лекции. Для них это естественно. У нас были случаи, когда ребята не хотели ехать с родителями на заграничные курорты и просили оставить их в лагере еще на какое-то время решать задачи. Наши дети готовы заниматься математикой даже в поезде, когда едут на сборы.

Но, конечно, дети заняты не только математикой. Они ходят на спортивные секции, занимаются музыкой, танцами. Я организовываю для своих учеников байдарочные походы. Там мы математикой не занимаемся.

Так проходят занятия в летнем математическом лагере

МАТЕМАТИКА КАК СПОРТ

Сергей Александрович: Внешкольная математическая жизнь у украинских детей весьма насыщена. Богдан Рублев – профессор Киевского национального университета имени Шевченко, председатель жюри Всеукраинской олимпиады, уделяет этому особое внимание. Дети все время ездят на сборы и соревнования. Буквально позавчера наши дети вернулись с олимпиады в Молдове. Харьковские дети получили две золотые и одну серебряную медаль.

Олимпиадная математика сегодня – это разновидность большого спорта. Без базового школьного образования достичь успехов практически невозможно, но и на одном школьном материале не выедешь. В отдельных случаях говорят "тренер по математике". Я очень не люблю это выражение. Ведь мы строим занятия так, чтобы это были не просто тренировки по решению задач. На кружках мы стараемся повысить уровень математической культуры, дать детям полноценное математическое образование.

В Киеве другая специфика подготовки. Там школьников часто именно тренируют на решение задач. Когда дети оканчивают школу, то не могут остановиться и продолжают ездить на олимпиады, вместо того, чтобы изучать математику. Для студентов, по моему мнению, олимпиады противопоказаны. Студент уже может заниматься наукой. Есть области математики (комбинаторика, теория графов), в которых студент может работать уже на первом курсе. Студенческие олимпиады этому мешают.

О ФИНАНСИРОВАНИИ: НУЖНЫ СПОНСОРЫ

Оля: У нас ведь есть поездки не только на олимпиады. Устраиваются также тренировочные сборы. Вся сборная приезжает в Киев, живет там неделю. К нам приглашают, как правило, иностранного лектора, и он с нами занимается математикой высокого уровня. Такие сборы проводятся последние три года. В прошлом году нам оплачивали абсолютно все. В этом году – частично пребывание оплачивали мы. А по поводу билетов на олимпиады – нам сказали, что будут оплачивать в зависимости от того, какое место займем. Таким способом пытаются повысить наши показатели.

Сергей Александрович: Понятно, что все это недешево. Участниц Европейской олимпиады для девушек буквально с первой поездки поддерживает Фонд Леонида Кучмы. Также есть частные спонсоры. Если олимпиада проходит далеко, например, в Гонконге, туда нужно ехать заранее, чтобы дети акклиматизировались. Организаторы берут на себя расходы только в дни проведения олимпиад. Дорогу оплачивает Министерство образования и науки. А кто будет оплачивать пребывание в остальные дни? В этом плане нам очень помогала компания "Киевстар". Кроме того, часто помогают люди, которые не афишируют свою помощь, в частности, бывшие ученики. В 27-м лицее есть специальный благотворительный фонд. Но, конечно, часть средств приходится выделять самим родителям.

Алина получает Президентскую стипендию. Оля будет получать в следующем году. В Харькове есть стипендия "Одаренность" городского головы. Она не очень большая, но это также поддержка. Частично этих стипендий хватает для оплаты поездок. Но, конечно, спонсоры очень нужны.

О ВОСПИТАНИИ ЧЕМПИОНОВ: "СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО" БЫВАЕТ РАЗНЫМ

Наталья Петровна: Когда Оля родилась, появилось большое желание заниматься и развивать ребенка. Мы организовали в Пятихатках кружок раннего развития для детей от 2 лет, и даже младше. Ходили на плавание. Постепенно Оля стала увлекаться математикой. У нас еще двое детей. Средняя дочь занимается творчеством, ходит в театральную студию. Она тоже когда-то ходила на занятия математического кружка, у нее подвижный ум, но думает она иначе, чем математики. Также занимается скалолазанием, в составе национальной сборной поедет на международные соревнования. Что понравится младшему, еще не понятно, но уже видно, что не математика.

Я предпочитаю, чтобы дети все время занимались, чтобы у них не было свободного времени. У детей должно быть много интересного, но все это интересное должно быть организовано. Мы почти не смотрим телевизор. Следим, чтобы дети не сидели подолгу за компьютером. Хотим, чтобы они побольше общались и занимались. Пусть Оля не выдающийся музыкант, но занятия музыкой ей дало понимание того, что для получения результата нужно настойчиво работать. С математикой было то же самое. Летом я каждый день ее сажала и говорила: ты должна решить 4 задачи, затем ты позанимаешься музыкой, и только потом пойдешь гулять. Оля со слезами все это делала. Через какое-то время заставлять уже было не надо. Для Оли такая система была только во благо. Возможно, другим детям, наоборот, нужно, чтобы их оставили в покое.

Сергей Александрович: Самое главное – создать такую атмосферу, чтобы детям самим хотелось заниматься. И важно, чтобы умные талантливые дети не чувствовали себя отщепенцами. В нашем лицее есть среда, где они находят себе подобных. В обычной школе любой из этих детей выглядел бы странно. К сожалению, талантливых работоспособных детей там, как правило, не уважают.

Тренировать ум нужно постоянно. Мой знакомый математик переехал жить в Англию, у него дочке 5 лет. Родители попытались ее отдать в воскресную русскоязычную школу. Ее не взяли. Школьный психолог им объяснила, что родители неправильно воспитывают дочку. Сказала: "Вы убеждены, что у ребенка должно быть "счастливое детство". А хорошее детство, с нашей точки зрения, – это когда ребенок хочет учиться". Для кого-то счастливое детство – это поехать за границу и накупить кучу шмоток. А для кого-то – учеба, любимое дело, достижения и физическая активность. В странах Азии господствует убеждение, что упорная учеба – это единственный способ достичь успеха в жизни. То, как они работают, достойно восхищения. В итоге лучшие результаты на международных олимпиадах показывают команды Китая, Гонконга, Кореи и других стран Юго-восточной Азии. Да и в командах США, Канады, многих европейских стран доминируют выходцы из азиатских семей.

О ПЕРСПЕКТИВАХ

Алина: У меня есть еще год до окончания школы. Планирую поступать в Университет Каразина. Все мои друзья, с которыми я езжу на олимпиады, также планируют продолжить обучение здесь. Больше половины моего класса идет сюда.

Оля: После победы на олимпиаде конкретных предложений от университетов мне еще не поступало. В Цюрихском университете нас приглашали к себе, но неофициально. Но с этой медалью и так можно поступить в хорошие вузы. Я уже знаю, где буду учиться – здесь, в Университет Каразина, на факультете математики и информатики. Надеюсь, что буду преподавать в олимпиадном кружке.

Сергей Александрович: Мы с удовольствием привлечем Олю к работе кружков. Но есть серьезная проблема. По нашему украинскому законодательству Оля (и любой другой студент) официально не может вести кружок, поскольку не имеет высшего педагогического образования. Но ведь это не уроки в школе. Обязательное условие успеха на олимпиаде – кружок должен вести олимпиадник высокого уровня. Мы выходим из ситуации – студенты соглашаются вести кружки неофициально, на энтузиазме.

СЕРГЕЙ ЛИФИЦ: "ПО ЛОГИКЕ НЫНЕШНЕЙ РЕФОРМЫ У НАС БУДЕТ РАВНЫЙ ДОСТУП К ОБРАЗОВАНИЮ, НО К ПЛОХОМУ ОБРАЗОВАНИЮ. МЫ КОПИРУЕМ ТО, ОТ ЧЕГО НА ЗАПАДЕ УЖЕ ОТКАЗЫВАЮТСЯ"

- Сергей Александрович, Вы говорите, что падает уровень школьного образования. С чем это связано?

- В последние годы взят курс на облегчение школьной программы. У тех, кто принимает подобные решения, сохранилась иллюзия, что можно добиться результатов, не прилагая усилий. Я же глубоко убежден, что учиться должно быть тяжело.

Все большее распространение получает идея, что нужно давать не знания, а умения и компетенции. Идея проста: при наличии интернета, зачем учить конкретные факты? Ведь их можно "нагуглить". Нужно обучать думать и самостоятельно делать открытия. Но без знания определенного объема информации нельзя научиться думать. В Канаде введение компетентностного подхода привело к катастрофе в образовании: результаты канадских школьников падают, расстояние между Канадой и азиатскими странами увеличивается. В большинстве провинций Канады из программы исключены даже деление в столбик и запоминание таблицы умножения. В результате резко упал уровень знаний, дети оказываются неспособны усвоить новый материал. Реформы, безусловно, нужны. И заучивать огромное количество фактов, имея доступ к интернету, тоже не нужно. Но для того, чтобы научиться что-то делать самому или заниматься наукой, есть этап, который пропустить нельзя – накопление обязательного объема знаний.

Колоссальный вред образованию наносят компьютерные игры и социальные сети. За последние 8 лет все известные мне случаи, когда ребенок хорошо учился, а потом резко снижал результаты, были связаны именно с этим. Увлечение играми приводит к ухудшению памяти, потере концентрации. Чрезвычайно опасно возникающее у детей ощущение, что любые поступки обратимы: достаточно начать игру заново. Я много раз сталкивался с ситуацией, когда ребенок учил материал, но ничего не смог запомнить. Я глубоко убежден, что в стенах школы игры должны быть запрещены. Еще больший вред наносит погружение в социальные сети. Ребенок попросту не в состоянии остановиться. В результате он живет в виртуальной реальности. Наступает привыкание, как у наркоманов. Со своими учениками мы договариваемся, что они добровольно отказываются от игр, а в социальных сетях проводят минимальное время. И это одна из причин, почему мои дети массово побеждают на олимпиадах различного уровня.

Все мои знакомые коллеги убеждены, что одной из главных причин резкого ухудшения качества образования, как это ни парадоксально, является внешнее независимое оценивание (ВНО). Его вводили, чтобы победить коррупцию, и эта цель практически достигнута. За последние два года три мои выпускницы поступили в Харьковский мединститут, что раньше было бы весьма затруднительно. Поэтому внешнее оценивание – это очень хорошо!

Но ВНО проходит, в основном, в форме тестирования. Это абсолютно неприемлемо. С помощью тестов можно проверить лишь базовый, начальный уровень знаний. Чтобы проверить гуманитария на знание математики, тесты использовать можно. Будущие математики, программисты, физики, инженеры должны сдавать классический экзамен, включающий решение задач с полным объяснением. Сейчас доля таких задач минимальна.

Задания ВНО по сравнению с экзаменами 60-х - 90-х годов очень простые. То, что украинские школьники справляются с ними очень плохо, говорит только о крайне низком уровне их знаний. Я много раз говорил, что готов провести ВНО среди своих девятиклассников. Уверен, они получат вполне приличные баллы. Большая часть материала, изучаемого в старшей школе, в ВНО просто не попадает. Поэтому в старших классах школьников просто натаскивают на ВНО, а не учат предмету. В результате первокурсники зачастую не понимают смысл слова "доказать", а иногда даже не знают, как складывать дроби.

Университеты вынуждены менять учебные программы, доучивая первокурсников уже в стенах вуза. И это еще одна проблема. Сильные дети, попадая на первый курс университета, просто скучают, слушая на лекциях материал, который они проходили в школе. В результате они теряют интерес к предмету. Необходимо диверсифицировать программу, учитывая различный уровень подготовки первокурсников.

- Но в других странах тоже существует ВНО…

- Во многих странах отказываются от проведения ВНО в виде тестов. Например, в Израиле ВНО – это сложный экзамен, растянутый на два года. Мои дети (по крайней мере, большая часть из них) этот экзамен сдадут, но 95% украинских школьников – нет.

Около двух лет назад в Украине попытались ввести два уровня ВНО – углубленный и обычный. При этом университет сам решал, какой уровень он принимает. В Харькове только один факультет выбрал углубленный уровень по математике! Остальные побоялись, что никого не наберут. Это уже катастрофа.

- Но это ведь от учителя зависит – натаскивать на тесты или давать знания?

- В школе, к сожалению, некому работать. Молодых учителей очень мало. И квалификация их, по изложенным выше причинам, оставляет желать много лучшего. В этом году зарплату учителя существенно подняли. Но мне кажется, сейчас какую зарплату не предложи, найти квалифицированного педагога все равно будет сложно. Я недавно разговаривал с ведущими киевскими учителями. Они оценивают ситуацию примерно также.

В последнее время в Украине ставят в пример модель образования, принятую в Финляндии. Но, например, на европейской олимпиаде для девочек команда из Финляндии заняла последнее, 44-е место.

- Еще Финляндия вводит фишку – не преподавать отдельные предметы, но изучать явления на стыке предметов…

- Я отношусь к этому скептически. Знаю, что наши учителя физики, химии, биологии, когда слышат подобное, очень нервничают. Кто будет вести такой предмет? Учитель биологии будет рассказывать про теорию относительности? В книге В.Каверина "Два капитана" описаны советские эксперименты в педагогике. В школе, где учился главный герой, они изучали утку. На уроке географии учили, где она живет, на уроке биологии – как она устроена. Мне это что-то напоминает. Ничем хорошим это не кончилось.

На Западе отношение студентов к обучению более серьезное. Моя дочь преподает математику в Принстонском университете. По правилам, есть часы, когда она должна находиться на своем рабочем месте и быть готовой отвечать на вопросы студентов. Она думала, что будет в это время заниматься своими научными делами. Не тут то было! К ней весь день стоит очередь студентов – им всем что-то надо. У нас такое увидишь очень редко. Главное отличие студентов лучших американских университетов от украинских студентов – в уровне мотивации. Американцы убеждены, что от того, как они будут учиться, зависит их будущее: интересная работа, зарплата. У нас это не так.

- Позиция министра образования, что самое главное – обеспечить равный доступ к образованию для всех. Вы не согласны?

- Я присутствовал на встрече с нынешним министром образования Лилией Гриневич в феврале 2016-го, когда она возглавляла профильный парламентский комитет. Ее действительно очень беспокоит равный подход к образованию. Безусловно, это очень важно. Но я боюсь, что у нас будет равный доступ к плохому образованию. Я убежден, что Украине необходимы школы с углубленным изучением различных предметов. Тогда как предлагаемый закон может их вовсе уничтожить.

Также ставят вопрос: зачем давать хорошее образование талантливым детям, если они все равно уедут? Очевидно, нужно создать условия, чтобы не уезжали, или хотя бы уезжали не все. Если хотя бы половина останется, этого хватит, чтобы вытянуть страну: экономику, военную промышленность и другие сферы. Это сложная задача, "железного занавеса" сейчас нет. Мне кажется, что решение этой проблемы должно стать одним из главных приоритетов деятельности правительства.

- Насколько такой аргумент уместен? Если взять Ваших воспитанников - призеров олимпиад, сколько из них уехало?

- Многие мои лучшие ученики закончили украинские университеты, защитили в Украине кандидатские диссертации. Но потом уехали. Работают математиками в Европе или США. Большинство говорило, что с удовольствием остались в Украине, если бы получали достойную зарплату, могли бы ездить на международные конференции. Но, по-видимому, они здесь были не слишком нужны. Некоторые остались в Украине. Как я уже говорил, Настя Лысакевич работает учителем в Харьковском физико-математическом лицее №27, ведет кружки в Малом каразинском университете. Ее вклад в победы харьковских школьников трудно переоценить. Мой сын, Алексей Щербина, был призером Всеукраинских олимпиад, сейчас преподает математику в Харьковском национальном университете им. В.Н.Каразина, ведет кружки в Харьковском физико-математическом лицее №27. В этом году двое моих учеников, призеров Всеукраинских и международных олимпиад, Женя Афанасьев и Даша Теплова, собираются поступать в аспирантуру в Харькове.

- Как предлагаете из кризиса выходить?

- В первую очередь надо создавать условия, чтобы талантливые студенты и молодые ученые не уезжали. Речь идет о сравнительно небольшом количестве людей. Для того, чтобы страна была эффективной, не нужно очень много людей с высоким уровнем образования.

Необходимо сохранить специализированные школы, создать оптимальные условия для их работы. Надо отказаться от облегчения школьных программ, по крайней мере, в школах с углубленным изучением отдельных предметов. Заменить тестирование обычным письменным экзаменом. Проводить этот экзамен должен Центр оценивания качества образования, а не сами университеты.

Также перестать копировать неоднозначный опыт других стран, опираться на наши собственные традиции. В первую очередь это касается математики и предметов естественнонаучного цикла.

Додаткова інформація

Прочитано 1298 разів

Прокоментувати:

Переконайтесь що ви заповнили усі поля, відмічені зірочкою (*). HTML код не допускається